Повесть о настоящем человеке

Не обращая внимание на различные переводы, меня долго смущало то, что кино про Нового Робинзона Крузо называется «Изгой». Оставим в стороне точность перевода, потому что смысл всё равно передан правильно, и обратимся к словарю Даля. Опуская определения вроде князей, которые не платят податей, остановим свое внимание на слове «изверженный». По-современному значит «отвергнутый». А значит, что перед нами история про Робинзона Крузо, да не совсем…

Фильм длится более 2-х часов, и больше половины его отведена именно адаптации несчастного Чака Ноланда (Том Хэнкс) в новых условиях абсолютно необитаемого острова где-то посреди Тихого океана. Однако хочется поговорить именно о том, что было «до» и «после» изгнания где-то в морских далях. Оказывается, что и в жизни-то он был своего рода «изгоем» — чокнутым почтальоном, которые однажды, чтобы вовремя разнести посылки, отобрал у мальчика велосипед (ну, или одолжил). В начале фильма нам показывают человека, чья жизнь не мыслима без хронометра. Собственно, его страсть к точности и пунктуальности создатели фильма решили показать именно в России, о чем скажу отдельным словом несколько ниже. И вот это-то делает его в глазах работников почтовой компании своего рода тоже «изгоем», потому что он не такой как все. Общество не принимает людей, которые чем-то, но выделяются. Кажется, именно это и хотели показать создатели фильма. Но вот именно, что только кажется, потому что в этом я не совсем уверена. О том, что случается с героем «после», скажу всего немного: он остается все тем же «изгоем», только в новой ипостаси — в том, что его девушка Келли (Хэлен Хант) как можно скорее выскочит замуж после гибели жениха, сомневаться долго не приходилось. Собственно, я удивляюсь, отчего почти все фильмы в этом случае одинаковые, хотя, возможно, прототип в данном случае — обыкновенная американская женщина, которая не отличается особой верностью и способностью сохранить свою любовь нетронутой — в общем, не мне разбираться в особенностях национальной американской психологии. Ну и да бог с ними.

На вопрос, стоит ли посмотреть этот фильм, отвечу весьма уверенно: стоит. Особенно тем, кто истосковался по Повестям о Настоящем Человеке (пусть это и звучит банально, но по крайней мере в этом фильме попытались заложить и духовную пищу). Версия достаточно интересная, чтобы не пройти мимо неё. Казалось бы, что можно придумать из старой истории? Разве это может быть интересно? А почему бы и нет — ответили Земекис и Ко. Короче, получилось яркое и зрелищное, иногда даже очень трогательное кино. Кино, в котором маленький зеленый остров, судя по всему вулканического происхождения, кажется благоденственным только на первых порах до первых сумерек. В этом фильме воссоздана атмосфера ненависти к шуму прибоя, кокосовым пальмам, ярко-голубым волнам и южному небу над головой. Впрочем, еще бы не возненавидеть все это, когда ты сидишь на этом острове 4 года подряд без цивилизации и в полном одиночестве! Собственно, герой Хэнкса выжил именно потому, что в своем обществе он жил по своим собственным законам. Будь он другим, он вряд ли бы выжил. Замечу, что в этом фильме заложен еще один смысл: образование всегда и во всем помогает человеку. Например, не знай он математики, то вряд ли бы рассчитал нужное количество веревки при постройке достаточно прочного плота, или без знаний истории древнего мира ему так и не пришлось бы есть печеных крабов. В общем, примеров можно привести множество, но вы лучше посмотрите это интересное кино, в котором играют действительно талантливые актеры.

Возвращаясь к размышлениям о начале фильма, признаюсь честно: мне не понравилось, как они изобразили Россию. Показали родную Никольскую улицу с новыми витринами и необычными американскими подъездами (где они только нашли такой!), Красную площадь — национальную гордость, и вместе с тем — мужики в ушанках, суетящиеся бабы в платках, мальчик на побегушках... Разве что к грязным грузовикам не придерёшься — ведь они реально грязные. В общем, сначала может показаться, что оскорбили-таки американца наши национально-патриотические чувства, потому что русские в этом фильме — нерасторопные растяпы. Но потом я ещё раз прошлась по московским улицам и поняла, что американцы, собственно, наврали только в одном: честно говоря, ни разу не слышала, чтобы грузчики напевали арии из «Евгения Онегина», а так всё в общем-то выглядит достоверно. Ну, почти. Собственно, этим «Евгением Онегиным» нашей стране даже комплимент своего рода сделали: вот эти самые мужики в ушанках, что на грязных грузовиках работают, еще и культурно просвещенные. Все же лучше, чем алкоголиков показывать.

А что касается окончания фильма… Лично мне нравится, когда остается конец с подтекстом. Это дает хороший повод для размышлений. Конечно, тем, у кого проблема с шевелением мозгами, это очень не понравилось (что, собственно, уже отразилось в некоторой прозападной прессе). Собственно, а что герою еще остается, когда, вернувшись домой, он остается без женщины, любовь к которой и поддерживала его все это время на острове? Вот именно — размышлять, как обустраиваться дальше, стоя на перекрестке дорог где-то посреди Техаса. И я уверена, что такой человек не пропадет. Жаль только, что в реальной жизни таких людей очень мало.

 

24 февраля 2001 г., в редакции 4 февраля 2017

Впервые опубликовано на kinokritik.narod.ru

IMDb

 

 

Главная страницаЕщё про кино

 

МэтрыСветописьМыслеблудиеАрхив X-files ЛитерографияДемиург

 

2017 © Таэма Дрейден, НеРеалии