ЦИФРОВАЯ КОРОВА

Так бывало практически каждую ночь.

Она садится в кресло, со стороны очень похожее на зубоврачебное, подключает к катетеру на правой руке заранее приготовленную капельницу с десятипроцентным раствором глюкозы, затем вставляет в порт за правым ухом штекер, соединяющей её мозг напрямую с Сетью, и, прежде чем погрузиться в виртуальную реальность, удобно откидывается на спинку, приготовившись к погружению с максимальной расслабленностью всех скелетных мышц.

Смыкание век мозг мгновенно воспринимает как к сигнал к началу установления коннекта. Сознание немедленно окутывает непроглядная мгла — настолько глубокая, что теряешь ориентацию в пространстве, но уже через пару мгновений начинается возвращение к ощущениям в режиме реального времени. Сквозь мглу начинают прорезаться маленькие синие и фиолетовые звезды, по очереди, одна за одной, словно трехмерное пространство начинает прорисовываться пиксель за пикселем.

Проникновение в Сеть каждый раз происходит вроде бы по одному и тому же сценарию, но каждый раз она ощущает себя первопроходцем, впервые оказавшимся в неведомой галактике из альтернативной реальности. Каждый раз она ловит себя на ощущении, будто впервые видит, как звезды, постепенно увеличиваясь, превращаются в планеты и планетоиды, они выстраиваются в цепи и хороводы, образовывают двойные спирали и ленты Мёбиуса, при этом постоянно наращивая свои объёмы, пока все  не сольются в единое пространство, образуя привычную безлунную пустыню виртуальной реальности с лежащим перед только что вошедшим в Сеть гладким как зеркало озером.

Слева можно увидеть огни чёрных башен Китай-Города, справа — азиатский виртуальный рынок, на котором тусуются в основном американцы и голландцы, продавая выходцам из Африки поддельные индийские чипы («азиатским» этот рынок называется исключительно с целью поддержания исторических традиций, поскольку когда-то давно основан он был именно азиатами), но вот позади неё никогда ничего не было. Никогда раньше, но на этот раз она вдруг услышала очень приятный мужской голос:

«Доброй ночи...»

Оглянувшись, она увидела высокого белого юношу, больше похожего на эскиз, нежели на нормальный трехмерный аватар. Но длинные белые волосы и длинный белый плащ не произвели бы на нее никакого впечатления, если бы не настоящие трёхмерные изумрудные глаза.

«Какая встреча, — проговорила она, не скрывая ироничной улыбки. — Я думала, что Вы ввели меня в заблуждение, назначив встречу именно сегодня».

Юноша подошёл к ней и ласково взглянул в её раскосые глаза.

«Я знал, что только такая особа, как Вы, может в полной мере оценить моё творение. И сегодня я готов показать его Вам».

Он протянул к ней руку с изящными тонкими пальцами ладонью вверх — искренний жест, открывающий сердце и душу.

Не долго думая, она вложила свою тонкую виртуальную ладонь с маленькими аккуратными чёрными ногтями в его белоснежные пальцы. И в этот момент озеро, слегка подёрнувшись по поверхности мелкой рябью, явило в мир золотую колесницу, запряженную тремя сиреневыми единорогами.

«Вы — искуситель», — проговорила она, скромно улыбнувшись узкими темно-фиолетовыми губами.

Он скромно улыбнулся в ответ, приглашая даму первой взобраться в изысканную повозку. Едва они уютно устроились на бархатных подушках, как единороги, дружно встряхнув гривами, мгновенно взмыли в цифровое небо, рассыпая вслед за собой облака звездной пыли, сияющей в безлунном виртуальном небе словно россыпи бриллиантов.

Это было удивительное путешествие. Сколько раз она уже бывала в Сети, но такое с ней было впервые: стремительный полет между миров, словно бы они в один миг пронеслись сквозь тысячи галактик...

Обычно в виртуальной реальности она слонялась по улицам Китай-Города в поисках чего-нибудь необычного, но, как правило, действительно интересного попадалось мало. Сеть уже давно из источника информации превратилась в информационную свалку. Новых знакомств она старалась не заводить, но вот случайная встреча с этим белым юношей в одном кибер-баре около полугода назад надолго запала ей в душу. Он был слишком непохож на всех остальных. Тогда, в баре, он играл в шахматы с одним ее старым приятелем. И это были не простые шахматы — каждая отдельная фигурка на виртуальной шахматной доске представляла собой шедевр трехмерной графики с настолько чёткой прорисовкой деталей, что окружающие даже не следили за ходом игры — они глаз не могли оторвать от самих фигур.

Почему он тогда сразу заприметил именно её — она так и не смогла понять. И каким образом он узнал адрес её почтового ящика — ей тоже было неизвестно. С той встречи они так больше и не виделись, пока она вдруг вчера не получила от него сообщение. Он обещал ей показать нечто, что строил всю свою жизнь.

Что можно строить в Сети, когда, казалось бы, все необходимое уже давно построено и Великие Админы давно уже не выдают разрешение на постройку новых виртуальных областей, ссылаясь на постоянные перегрузки в Сети?..

«Великих Админов не существует», — сказал вдруг юноша.

И только сейчас она поняла, что он так и не представился. Но когда он улыбается, ей кажется, что в цифровом небе появляется настоящая прекрасная луна...

«Да и само понятие — Великий Админ — бредовое».

Чтобы сказать такую крамольную вещь, надо быть выше Великих Админов, подумала она, пытаясь разглядеть окружающий виртуальный мир — в этой части Сети она точно никогда не бывала.

Вдруг цифровые небулы из космической пыли расступились и перед ними раскинулась огромная пустыня странного черного песка. Небо здесь тёмно-синее, но слегка голубоватое над горизонтом, точно сам горизонт светится. Колесница остановилась и они наконец-то покинули её. Не успела она оглянуться, как единороги медленно растаяли в воздухе, вместе с ними и загадочная повозка. Юноша нежно положил ладонь на её хрупкое плечо и заставил обернуться.

И тут она увидела огромный фантастический замок совершенно немыслимых форм, цветов и размеров. Внешняя стена прозрачная, слегка подсвеченная изнутри призрачным голубым светом. Эта стена пластиковой волной окружает внутренние строения, которые, казалось, состоят из совершенно невообразимого набора предметов. Внутренние домики, башенки, арочки и мосты сооружены из механизмов часов, экзотических фруктов, перьев, жемчугов, драгоценных и полудрагоценных камней, книг, канцелярских приборов, бутылок из-под вина или шампанского, бумажных фигурок-оригами, цветов, облаков, маленьких разноцветных молний...

«Что это?» — спросила она, понимая, что совершенно теряется перед этим фееричным замком.

«Машина исполнения желаний, — проговорил юноша. — Эта машина позволяет нам в виртуальной реальности обрести своё подлинное Я. Реальный мир давно уже диктует условия даже в Сети, именно поэтому запрещено создавать новые виртуальные пространства. Нас пытаются разучить фантазировать. А мне не хотелось бы, чтобы такой талант, как ты, разучился это делать».

Она с удивлением уставилась на него.

«Я — талант?! — воскликнула она, — но в чём именно?!».

«Ты заставляешь людей вспоминать о том, зачем они пришли в Сеть. Тебе не всё равно. Но таких, как ты, с каждым днем становится всё меньше и меньше. Великие Админы отдали бы всё на свете за то, чтобы уничтожить любое проявление индивидуальности в Сети. Получив власть в реальном мире, они хотят сделать Виртуальное пространство ещё одним субъектом Мировой Федерации. Но для этого им необходимо сначала оболванить людей и превратить их в винтики от разобранного механизма. Но мы создавали Сеть не для этого...»

«Мы?» — снова удивилась она.

И тогда она поняла, почему его образ — всего лишь нарисованный эскиз. Она когда-то слышала, что где-то в Сети существуют такие... нет, не люди — остатки былых разумов, некогда загруженные в Сеть и давно утратившие свои биологические оболочки. Это были разумы основателей Сети, которые создавали её для сохранения индивидуальной человеческой свободы — той самой свободы, которая уже давно неизвестна реальному миру, управляемому единым Правительством Земли – так называемой Мировой Федерацией.

Значит, этот виртуальный юноша — один из них, — подумала она, глядя в его изумительно красивые изумрудные глаза... Не существующий в мире реальном, но царящий в Виртуальной реальности на правах тайного стража Сети...

«Этот замок я построил для того, чтобы здесь можно было отдохнуть и расслабиться... Отпустить свою фантазию на волю и увидеть то, что мы бы не увидели никогда и ни при каких обстоятельствах. Здесь можно творить свои собственные миры, безгранично исследуя возможности собственной фантазии...»

«И что, совсем никаких ограничений?» — спросила она, не в силах оторвать взгляд от замка, переливающегося всеми цветами радуги.

«Одно ограничение всё же есть... Если вдруг забудешь о времени, то через три часа и четырнадцать минут окажешься в реальном мире. Не слишком большая плата за сохранение рассудка», — и тут он как-то грустно улыбнулся.

«А если мне понравится и я захочу ещё?» — спросила она.

«Я сам найду тебя...»

Сказав это, он изящным жестом пригласил её пройти в замок.

И ведь это действительно было именно то, что она так долго искала!..

Едва она прошла сквозь прозрачную стену, как мир вокруг нее преобразился... Как будто она оказалась где-то среди цветных облаков... Которые повиновались каждому велению её души, каждой её мысли... Потом облака трансформировались в звезды, звезды — в фантастический пейзаж на берегу моря, затем — крыши старого Токио, мерцающего галогеновыми лампами, затем — дно океана с останками Атлантиды, затем — поверхность Ио, изрыгающая фонтаны серы, затем... Затем...

Миры сменяли один другой, и всё это сопровождалось запахами, звуками, музыкой, ощущениями и эмоциями... Она ещё никогда не ощущала себя столь живо и столь полноценно... Душа просилась вон, а по щекам, казалось, текли слёзы — настолько это путешествие по тайным закоулкам сознания было прекрасным и изумительным...

Она потеряла счёт времени...

Она не заметила, как вдруг выпала из очередного прекрасного мира в непроглядную мглу дисконнекта. Внезапно глаза открылись, точно сами собой — и она поняла, что снова находится в своей комнате, сидит в уютном кресле, со стороны так похожем на зубоврачебное.

Из-под черных жалюзи в комнату пытаются проникнуть первые солнечные лучи. Вынув шнур из порта за правым ухом, она сладко потянулась, отчаянно не желая вставать с кресла. Но во дворе уже были слышны шаркающие звуки шагов брата.

— Зинка!?... Спииишь чё ли?

Его грубый голос из-за двери показался ей препротивнейшим. Особенно в сравнении с голосом виртуального незнакомца.

— Не сплю чё ли, — ответила она в его же манере. — Ты Белку подоил?

— Мать сказала, шоб ты это сделала, — брат наконец-то открыл дверь в её комнату и показался на пороге во всей красе: в семейных трусах в маленький розовый цветочек на зеленом фоне и в грязных резиновых сапогах до колен.

— А ты поросятам дал? — наконец-то она отключила и катетер. Встав с кресла, она подошла к вешалке у двери, взяла с неё резиновый фартук и с большой долей неохоты вставила свои толстые ноги в сапоги — такие же грязные, как у брата.

— Дал ужо... Вон как довольно хрюкают в сарайке, — он махнул головой в сторону хлева, который можно было разглядеть с порога её комнаты.

— Ладно, ступай. Подою корову, раз у тебя руки из жопы... — накинув фартук на толстую шею, она вышла из комнаты, заодно грубой рукой вытолкав брата вон из комнаты. — Нос сунешь — урою, — сказала она спокойно, но пониженным тоном, сунув брательнику под нос здоровенный кулак с мясистыми пальцами.

Вместо ответа брат показал язык и тут же убежал, звонко чавкая сапогами по грязному после дождя двору, пугая кур и уток, в страхе разбегающихся и разлетающихся прочь.

Закрыв дверь в комнату, она набрала на замке код, тем самым заблокировав вход случайным, а также нарочным посетителям. Пересекая двор с целью взять уже подготовленное матерью чистое ведро для молока, она с грустью подумала о том, в сколь прекрасных мирах она только что побывала.

«Эх... жаль имя не спросила», — буркнула она себе под нос, толкая дверь в коровник.

И тут же остановилась на пороге, как вкопанная. Она никогда раньше не замечала, что у их белоснежно-белой коровы столь красивые изумрудные глаза. Корова стояла, повернув голову в её сторону, и ей вдруг показалось, что корова улыбается.

И тут она вспомнила, что сегодня прошло ровно полгода с момента начала её маленького личного эксперимента, когда она подсоединила Белку к домашней локальной сети.

 

2007 г.

 

 

Главная страница Вся литерография

 

Светопись МэтрыМыслеблудиеАрхив X-files ПрокиноДемиург

 

© Таэма Дрейден, НеРеалии, 2000-2016