НЕ ОТДАВАЯ СЕБЕ ОТЧЕТА...

Не отдавая себе отчета, даже ни о чем не задумываясь, он шел по улице, держа в руках банку пива, уже почти пустую, шел вперед, почти не зная, где он и что с ним, просто шел, почти забыв о потеплевшей банке в руке, глядя на ночное небо и алеющие кремлевские звезды среди деревьев. Было уже далеко заполночь, хотя он меньше всего думал именно о времени. Сам не зная, зачем он пришел сюда, он оказался в Александровском саду, сел на скамейку и отбросил все мысли, что зудящим роем вились в его голове. По крайней мере он попытался.

Сказать, что он так хотел попасть именно в этот сад, где позади него огромной темной скалой возвышалась величественная стена древней крепости, он бы не смог, потому что пришел сюда случайно, так как вышел из дома и пошел в неизвестном направлении. Он и не знал, куда шел, только шел, шел, думая все время об одном, хотя и не признавался себе в этом. Он думал о той, кто осталась там, в окровавленной ванне, с перерезанными венами.

Он знал, почему она покончила с собой, хотя это была не его вина. Он всегда любил ее и пытался ей это доказать, но глупая девочка не верила его словам. Она никогда ему не верила, лишь только улыбалась, глядя ему в глаза своей по-детски наивной улыбкой, заставляя его замолчать. Он не мог ей лгать и она этим активно пользовалась. Зато она могла. И однажды она сделала это – она отказалась жить. На самом деле просто потому, что она сумасшедшая.

Он никогда не понимал ее мир. Она жила только для себя. У нее не было близких родственников, она с детства сирота – она привыкла к одиночеству и непониманию. Когда он забрал ее из детского дома, все думали, что они вскоре поженятся. Черт возьми, он и сам так думал. Она была невинна как ангел, она и умерла невинным ангелом. Да, шизофрения тяжелая болезнь, но она так и не узнала, что это такое. Врачи признали ее социально безопасной, поэтому никто не боялся, что она сможет натворить чего-то не того. Но никто не взял в расчет ее собственную жизнь, никто и никогда не прислушивался к ее речам, к ее безумной теории, о которой отзывались только как о бреде сумасшедшей, ибо это так и было на самом деле. Он тоже так думал, хотя в последнее время ее слова стали как-то по-особому отзываться в душе. В конце концов, он вдруг понял, что в чем-то она даже была права, хотя никогда не реагировал на ее замечания по тому или иному поводу.

Она мечтала о банальных и наивных вещах. Никогда не молилась богу, но призывала людей молиться ему во имя собственного спасения. По крайней мере в ее теорию бог укладывался в понятие инструмента, который мог бы излечить человеческие души. Она считала себя ответственной за людей. А когда поняла, что эти же сами люди, которых она так рьяно пыталась сделать лучше, настраивая каждую встречную душу на мажорный лад, отвернулись от нее, не желая послушать ее, она вдруг сама себя объявила сумасшедшей и взяла в руки бритву.

А он не пытался ее остановить.

Собственно, его и дома не было в это время. Только спустя некоторое время он пришел домой и увидел ее, в крови, но странное дело, он решил дать ей умереть, хотя видел, что ее можно спасти. Почему он вдруг развернулся и ушел, спросите вы? Да потому, что он испугался быть богом. Она сама приняла это решение, сумасшедшая она или нет. По крайней мере в ее утопических речах он видел только признак своеволия. Ему казалось, что она имеет право на выбор. Ему и теперь так кажется, однако что-то на душе его было неспокойно. И он не боялся ни за себя, ни за свою судьбу, но ему было жаль, что это существо сделало такой выбор. Она оказалась слабее, чем он думал. И он ошибся. И она умерла…

Потом он еще бродил по берегам Москвы-реки до тех пор, пока рассвет не начал алеть на востоке. Пиво закончилось, теплая банка сжата твердой рукой. По небу плывут облака, а ему кажется, что он видит ее глаза в этот миг где-то там высоко, среди еще не потухших звезд…

 

2001 г.

 

 

Главная страница Вся литерография

 

Светопись МэтрыМыслеблудиеАрхив X-files ПрокиноДемиург

 

© Таэма Дрейден, НеРеалии, 2000-2016