Отчуждение-наваждение,

И помятая простыня,

Невозможное ангелов пение,

Бесконечная западня.

День за днем - и все повторяется,

Словно тысячный ада круг.

Нет, любовь сюда не касается,

Да не пахнет любовью тут.

Взгляды искоса перекошены,

Губы ищут во тьме тела,

Души вновь на алтарь положены

Искупления страсти для.

 

 

 

 

Моменты ослепления жестоки,

Когда душа парила где-то в небе,

И все, чем для меня ты раньше не был,

Теперь лишь воплощение вопроса.

 

Вопрос жесток: так быть или не быть?

Смогу ли я тебя когда-нибудь забыть?

 

 

 

 

Улыбаясь, вспомнишь лето,

Мирно спящее на подушках,

Вспомнишь осень юную где-то,

Вспомнишь летние трели лягушек...

Посмотрев в небеса, всё забудь:

Ведь вонзаю я нож в твою грудь.

 

 

 

 

Я смотрела в никуда - 

Там вдали виднелся мост;

В небе - алая звезда,

У тебя - рога и хвост.

Ты чудак из чудаков,

Очарованный луной.

За тобой не счесть мостов,

Полыхающих огнём.

Улыбнёшься - все твои

Женщины, мужчины, дети...

В свете огненной зари

Ты прекрасней всех на свете.

Вот и я тебя люблю,

Мой любимый Чёрный Ангел.

Сколько б ты с небес ни падал,

Всё равно тебя ловлю.

Перед нами лес и горы,

И озёра, и моря...

Ничего в любви не скрою,

Лишь о главном утая:

Ты, счастливейший из смертных,

Возрождаешься как все...

Ты - зима, а я лишь лето,

Ты не ангел - я не бес.

Мы не рождены для неба,

Чёрный космос нас отверг.

Лишь одно всегда хотела:

Перед пятницей четверг.

 

 

 

 

Завяли помидоры,

Осыпалась листва.

Я еду к вам на "скорой" - 

Встречайте же меня!

И были песни-танцы,

Какая-то морковь:

Четыре итальянца

И пьяная любовь.

 

 

 

 

Мелкие пылинки звезд

Рассыпаются во тьме.

Я убью тебя всерьез - 

Но в своем прекрасном сне.

 

Ты не будешь никогда

Ожиданием судьбы.

Я - как словно навсегда,

Ты - как смерть моей мечты.

 

И холодная зима

Во вселенной так привычна,

Что любая смерть обычна,

Пусть она и навсегда.

 

 

 

 

Смотри, как корчится в объятьях

Любви недопитая Смерть.

Сегодня мы с тобою братья,

Мы стали сестрами навек.

 

Оледенелыми губами

Припали к сонному окну.

Пусть звезды губы целовали,

Одну из них я проглочу.

 

Пусть капля ледяного яда

Меня научит пустоте.

А ты не упусти, как взглядом

Любовь отправится к луне.

 

Верни себя скорей на место,

В свою таинственную муть.

Смерть - богоизбранных невеста,

Ее Любви не обмануть.

 

 

 

 

Ты что барахтаешься, мой

Полночных сумерек герой?

Зачем наводишь омут смут?

И сон вгоняешь в даль разлук?

Зачем, скажи, мешаешь ты

Спокойно спать и видеть сны?

Давай-ка спать, лохматый мой,

А то разделаюсь с тобой.

 

 

 

 

О, я не верила в Любовь,

Когда о ней твердили мне.

Не поддавалась чарам снов

Луны, светящей в вышине.

Я не лелеяла мечту,

Копая землю в час ночной.

Когда тебя похороню,

Я назову Любовь земной.

 

 

 

 

Алый цветок в ладони горит,

Камень на пальце - немой хризолит.

Сердце всё в ссадинах,

Лицо всё в слезах...

Это тебя потеряла я в снах.

Это тебя наяву не найду...

И зачем раскопала могилу твою?...

 

 

 

 

Вот котелок горит на огне,

Места в нём хватит мне и тебе.

Ядом смертельным тебя напою,

Страстной любовью тебя отравлю.

Смерчем проносится буря во тьме,

Это наш ветер танцует луне.

Сонною ночью глаза не сомкнёшь:

Яда напьёшься - теперь не уснёшь.

И будешь лежать в холодной земле,

Рядом со мною, с червями в нутре.

 

 

 

 

Тот день мне не казался странным,

Хотя, наверное, и должен.

Я не была тогда печальна,

Особо не было тревожно.

Я видела твои закаты,

Все оба, в яблоках глазных.

Наверное, я буду рада

Узнать, что ты в мирах иных.

 

 

 

 

Естествознанию в любви

Умы, ленясь, не предавались.

Тела любви такой боялись,

Изнемогая до зари.

 

Под простынями суетливо

Искали пальцы пустоты,

Завяли летние цветы,

Головки опустив стыдливо.

 

Сквозь занавешенные окна

Впустить боялись солнца луч.

Сердцам милей был сумрак туч,

Да ставни, вставленные плотно.

 

Неосторожный жест рукой, 

Пугливый поцелуй на пальцах.

Увы, несчастные страдальцы

Любви боялись как чумной.

  

И скрип пружин не выдавал

Сердец немое исступленье.

Она - дитя воображенья,

Он - мыслей скорбный идеал.

 

В чужих мечтах с чужою болью

Они боролись по чуть-чуть.

Но удавалось лишь заснуть,

Взглянув в глаза друг другу томно.

 

 

 

1997-2001

 

Главная страница Вся литерография

 

Светопись МэтрыМыслеблудиеАрхив X-files ПрокиноДемиург

 

© Таэма Дрейден, НеРеалии, 2000-2016